Особенности анестезиологического обеспечения лапароскопических вмешательств у детей

 

Кажарская Е.Ю 

Кафедра Детской хирургии РГМУ 

 В последние годы лапароскопия, как метод лечения различной хирургической патологии, становится все более и более популярен в мире.  Прежде всего из-за малой травматичности этого вида операций, широких возможностей диагностики и определения тактики дальнейшего хирургического лечения,  уменьшения риска возникновения спаечной болезни и хороших косметических результатов.  Снижается стоимость лечения в основном за счет сокращения сроков пребывания в больнице и уменьшения потребности в послеоперационных анальгетиках. 

Думаю, в этой аудитории не нужно никого убеждать в преимуществах лапароскопической техники в сравнении с традиционной лапаротомической при определенных видах хирургической патологии. Однако,  в связи с внедрением этого  метода ,перед  анестезиологом, особенно детским, встает целый ряд специфических проблем, связанных с особенностями поддержания жизненных функций организма во время хирургического вмешательства. Необходимо отметить, что в современной литературе достаточно хорошо описаны анестезиологические проблемы лапароскопических вмешательств у взрослых и практически полностью отсутствует подобная информация из педиатрической практики.

Своеобразие анестезиологического обеспечения лапароскопий определяется прежде всего наличием пневмоперитонеума.

Известно, что газ, введенный в брюшную полость равномерно увеличивает в ней давление. Одним из наиболее значимых результатов этого является  возможное сдавление полой вены и даже аорты, расположенных ретроперитонеально. Наружная компрессия нижней полой и подвздошной вен уже при давлении в бр. полости 14 мм Hg  у взрослых приводит к “отдавливанию” крови на периферию, что вызывает значительное (до 20% от исходного) уменьшение венозного возврата к сердцу. В прямой корреляции с уровнем давления в бр. полости находятся и показатели оттока по почечным венам. При уровне давления 20-25 ммHg, используемом во взрослой гинекологии, снижение ренального кровотока, клубочковой фильтрации, тубулярной абсорбции может приводить к повреждению почечной паренхимы. В условиях относительной гиповолемии стимулируется выработка антидиуретического гормона. 

Изменения в артериальной системе характеризуются главным образом увеличением системного сосудистого сопротивления.  Вследствие механического сдавления артериальных стволов бр. полости, действия вазоконстрикторного рефлекса, запускаемого снижением венозного возврата и сердечного выброса,  а так же из-за активации вазоактивных субстанций (КА и системы ренин-ангиотензин) , вызванной снижением почечного кровотока, системное сосудистое сопротивление при лапароскопических вмешательствах может увеличиваться  на 50%. Клинически это  выражается в повышении артериального систолического и диастолического давления, появления мраморности кожных покровов. 

Не следует забывать и о положении тела пациента на операционном столе. Замечено, что положение Фовлера  ( с поднятым головным концом), используемое при операциях на верхнем этаже брюшной полости,  способствует развитию более серьезных гемодинамических изменений, т.к. при нем к влиянию высокого интраабдоминального давления присоединяется  гравитационное воздействие на возврат крови к сердцу с закономерным развитием венозного застоя на периферии и выраженным снижением как преднагрузки, так  и сердечного выброса.  

Положение Тренделенбурга (с опущенным головным концом), необходимое при операциях на нижнем этаже брюшной полости, наоборот, является благоприятным для  поддержания должных величин сердечного выброса, т.к. способствует нормализации венозного возврата и, тем самым, увеличению центрального объема крови в условиях пневмоперитонеума. 

В результате всего перечисленного сердечной мышце приходится работать в условиях  увеличенной пост-, и уменьшенной преднагрузки. При достаточном уровне активности компенсаторных механизмов возможно увеличение Сердечного Выброса в основном за счет  развития тахикардии. Однако, при продолжительности пневмоперитонеума свыше 15-20 минут у взрослых, либо при наличии у пациента скомпрометированной ССС, происходит снижение СВ, параллельно увеличению давления в бр. полости. Данная ситуация  влечет за собой снижение кислородтранспортной функции крови, нарушение микроциркуляции в органах и тканях, а так же создает предпосылки для развития тахикардии и различных видов трудно купируемых аритмий.

Не менее значимым оказывается воздействие  высокого внутрибрюшного давления и на функцию респираторного аппарата. Все авторы отмечают опасность проведения лапароскопических операций на фоне спонтанного дыхания.  Это объясняется тем, что  подвижность диафрагмы ограничена высоким ее стоянием. В результате снижается растяжимость легочной ткани, возникают макро- и микроателектазы участков легких, уменьшается функциональная остаточная емкость легких, появляются и прогрессируют вентиляционно-перфузионные нарушения, растет легочное шунтирование, гипоксемия, развивается гиповентиляция, гиперкапния и дыхательный ацидоз.    

Необходимо отметить, что развитие гиперкапнии обусловлено не только изменением газообмена в легких в результате повышения внутрибрюшного давления при лапароскопических манипуляциях, но и адсорбцией углекислого газа из брюшной полости.  СО2 хорошо растворим в крови, быстро диффундирует через брюшину. Количество его поступления в кровь зависит как от интраперитонеального давления , так и от длительности оперативного вмешательства. Всасывание газа в кровь при наложении пневмоперитонеума с использованием СО2 находит отражение в увеличении концентрации двуокиси углерода в конце выдоха (ЕТСО2), парциального давления углекислого газа в артериальной крови (РаСО2), уровня продукции СО2 легкими (VCO2), в развитии ацидоза. Эти нарушения, которые носят респираторный характер, могут привести к расширению  периферических сосудов, способному ещё более усугубить гемодинамические изменения, связанные с пневмоперитонеумом.  Кроме того, нельзя забывать о развивающихся извращениях клеточного метаболизма, в том числе тканевого дыхания, а так же о провоцируемой ацидозом стимуляции симпато-адреналовой системы, замыкающей порочный круг патологических эффектов пневмоперитонеума.  

Следует особо отметить, что у пациентов детского возраста можно ожидать более быстрого и массивного поступления СО2 в кровь с выраженными изменениями соответствующих параметров. Нельзя забывать, что площадь всасывающей поверхности брюшины по отношению к единице массы тела  у детей в 2 раза больше, чем у взрослых.  По данным  литературы у взрослых гиперкапния и респираторный ацидоз развиваются обычно не ранее, чем через 15 минут после инсуфляции двуокиси углерода в бр. полость, тогда как у детей подобные изменения возникают практически сразу после наложения пневмоперитонеума.  

Некоторыми авторами отмечается повышенное выделение углекислого газа легкими в первые 30-180 минут  после снятия пневмоперитонеума . Это происходит из-за того, что 20-40%  адсорбированного СО2  остается в организме пациента  после удаления газа из брюшной полости и постепенно переходит из тканей в кровь. Данные условия создают предпосылки для развития  отсроченного ацидоза, в некоторых случаях приводящего к летальным исходам  в послеоперационном периоде. 

Несмотря на такое многообразие отрицательных эффектов углекислого газа, ему было отдано предпочтение для нагнетания в брюшную полость при лапароскопиях.  К сожалению, столь логичное в условиях операционной использование кислорода или воздуха для создания пневмоперитонеума оказалось абсолютно невозможным, т.к. взрывоопасность этих газов полностью исключала применение электрокаогуляторов  и электроножей.  

Неоднократные попытки применения с той же целью закись азота, не обладающей взрывоопасностью, свидетельствуют о возможности использования этого газа. Однако, диффундируя из брюшной полости, N2O непредсказуемым образом  изменяет течение наркоза. Кроме того, этот газ обладает способностью накапливаться во всех естественных и патологических полостях организма,  заполненных воздухом, резко повышая в них давление. Гелий оказался слишком дорог и сложен для транспортировки. 

Теперь, рассмотрев  патофизиологические основы изменений жизненных функций организма во время лапароскопических манипуляций, следует остановиться на специфических для этих манипуляциях осложнениях. 

Во-первых, опасность регургитации и аспирации с последующим развитием тяжелых пневмоний. В отличии от традиционных хирургических вмешательств, риск пассивного вытекания желудочного содержимого особенно велик  не в начале, на вводном наркозе, а уже при нагнетании газа в брюшную полость. Действие повышенного давления равномерно распределяется на все органы бр. п. При присоединении к этому миоплегии содержимое желудка отдавливается в пищевод и возникает возможность затекания его в ротоглотку и в трахею.  А если вспомнить, что уровень базисной секреции желудочного сока у взрослого человека составляет примерно 50 мл в час, то становится ясным, что понятие “пустой желудок” неправомерно даже для планового, заведомо не кормленого,  пациента. Таким образом, ни один больной при проведении лапароскопий не застрахован от данного осложнения. 

Во-вторых, синдром малого сердечного выброса, который связан со сдавлением полых вен и аорты, перераспределением крови и возникновением относительной гиповолемии. 

В-третьих, нарушения газообмена, обусловленные высоким стоянием диафрагмы и адсорбцией углекислого газа из бр.п. 

В-четвертых, возможность возникновения, и такие случаи описаны, обширной подкожной эмфиземы, которая иногда купируется самостоятельно, не требуя специальной терапии.  Более сложной является ситуация при развитии пневмомедиастинума (который регистрируется всегда при работе в области пищеводно-желудочного перехода и может вызвать даже тампонаду сердца)  или пневмоторакса. Причинами данных осложнений чаще всего является дислокация хирургических инструментов, либо баротравма легких, либо проникновение газа из брюшной полости по анатомическим или патологическим дефектам диафрагмы. 

Одним из самых опасных, грозящих летальным исходом осложнений лапароскопической хирургии является газовая эмболия. СО2 быстро абсорбируется через брюшину и всасывается в спланхнические сосуды. Поскольку он хорошо растворим в крови, то поступление небольшого его количества в кровоток проходит без видимых осложнений. При лапароскопиях же часто создаются условия для массивной  абсорбции углекислого газа, которая  ведет к СО2-эмболии. Прежде всего, таким условием является сниженный спланхнический кровоток, который наблюдается при высоком внутрибрюшном давлении  или при выраженной генерализации кровообращения (периферическая вазоконстрикция). Появление в результате хирургической травмы зияющих венозных сосудов создает идеальные условия для проникновения в кровеносное русло уже цельных, нерастворенных пузырьков газа. Возникновение у пациента внезапных цианоза, аритмии, резкого падения АД, сердечных шумов, значительного повышения ETCO2, то есть картины развития правожелудочковой сердечной недостаточности на фоне легочной гипертензии и гипоксемии, с большой достоверностью свидетельствует о наличии газовой эмболии и требует немедленного снятия пневмоперитонеума и проведения  интенсивных мероприятий, первыми из которых являются опускание головного конца операционного стола, массивная инфузионная терапия и реанимационный комплекс. 

Вследствие нарушения спланхнического кровотока, перераспределения крови и нарушения центральной гемодинамики возможно нарушение функции почек с резким снижением диуреза. 

В послеоперационном периоде наиболее значимым из специфических осложнений является отсроченный респираторный ацидоз. Своим появлением он обязан растворенному углекислому газу, на удаление которого из тканей уходит несколько часов. Именно для коррекции этого нарушения  столь важным является  быстрейшее  восстановление спонтанного адекватного дыхания.  Особенно это актуально у детей, т.к. даже стандартные дозы наркотических анальгетиков способны у них вызывать длительное угнетение дыхания. Некоторым пациентам, в частности после продолжительных лапароскопических вмешательств, показана продленная Искусственная или Вспомогательная вентиляция легких под контролем газового состава крови. 

Так называемый “френикус-синдром”, появляющийся в послеоперационном периоде, связан так же с  высоким интраабдоминальным давлением. Резкие смещения диафрагмы при создании и снятии пневмоперитонеума, интраоперационное высокое стояние диафрагмы приводят к достаточно грубому раздражению диафрагмальных нервов. В результате, после операции пациенты  страдают от болей в над- и подключичных областях, которые, в значительной степени, затрудняют дыхание, вызывают беспокойство.  В педиатрической клинике встречаются единичные случаи френикус-синдрома в основном из-за того, что хирурги используют значительно меньшее интраабдоминальное давление,  чем  при работе со взрослыми. 

Из всего выше сказанного видно, что лапароскопические манипуляции, не смотря на малую хирургическую травматичность, требуют от организма пациента включения многих компенсаторных механизмов, которые при определенных условиях могут перейти в патологические. 

Для обеспечения  безопасности больного во время лапароскопии необходимо строго соблюдать следующие  правила. 

 Больной, идущий на плановую лапароскопию, должен быть тщательно обследован. Сбору анамнеза уделяется большое внимание. При наличии патологии жизненно важных органов назначаются дополнительные консультации и исследования. Необходимо иметь данные о функционировании СС и легочной систем, дабы иметь возможность оценить их компенсаторные возможности; коагулограмму.  Накануне операции назначается исследование кислотно-щелочного состояния и газов крови. 

 Больной с экстренной хирургической патологией всегда относится к группе повышенного риска. Считается, что у этого пациента всегда полный желудок ( не зависимо от информации о сроках последнего приема пищи). Для предотвращения аспирации и травмирования стенки желудка во время лапароскопии  необходимо принять меры к его предоперационному опорожнению. Еще до начала наркоза д.б. скорегирована гиповолемия. Не важно вызвана она хирургической патологией, кровотечением или длительным голодным периодом, многократной рвотой, лихорадкой и тахипное.  По возможности подробно собирается анамнез. При наличии тяжелых функциональных нарушений ЖВО от лапароскопического вмешательства необходимо отказаться, ибо в этой ситуации риск на несколько порядков выше, чем при лапаротомии. 

· Всем больным необходимо обеспечить адекватное обезболивание, в том числе превентивное. Стрессорная реакция на боль способна еще более усугубить интраоперационную ситуацию. В премедикацию должны включаться не только традиционные холиноблокаторы и седативные препараты, но, возможно, и наркотические анальгетики. В последнее время появляются статьи о положительном  эффекте использования местных анестетиков  для интраперитонеального орошения операционного поля до начала и в конце манипуляций. 

· Обязательным является постановка на время операции желудочного зонда и катетера в мочевой пузырь. Это не только улучшает визуализацию операционного поля для хирургов, уменьшает риск аспирации и травмирования желудка и пузыря, но так же дает еще одну возможность контролировать адекватность анестезии по величине диуреза. 

· Необходимо обеспечить надежный доступ к сосудистому руслу, т.к. заранее известно, что потребуется значительная инфузионная поддержка, не говоря уже о ситуациях возможного ранения крупных сосудистых стволов и газовой эмболии. 

· Лапароскопии должны проводиться только под эндотрахеальным наркозом  с  ИВЛ в режиме гипервентиляции. По данным литературы  нарушения, связанные с адсорбцией углекислого газа из бр.п., можно корригировать увеличением минутного объема вентиляции на 30 % и более. Исключение составляют диагностические лапароскопии у взрослых с сохранной функцией дыхания и кровообращения продолжительностью не более 20 мин. 

· Из плана  ведения наркоза необходимо исключить закись азота и при длительных операциях фторотан. 

· В комплекс необходимого мониторинга  должны входить следующие параметры: 

1.    Давление в бр.п., как основного патогенного фактора. 

2.    Тщательный контроль и при необходимости коррекция параметров вентиляции. 

3.    Гемодинамические показатели. ЧСС и АД являются необходимым минимумом мониторинга. К сожалению, эти показатели не всегда могут дать полную и объективную информацию о состоянии гемодинамики при лапароскопии. Желательным был бы мониторинг УО и СВ. 

4.    Кислотно-основное состояние и газовый состав крови. 

5.    Скорость диуреза. 

6.    ЕТСО2, SaO2. 

При лапароскопических операциях особо необходима согласованность действий хирургов и анестезиологов. Если гемодинамические показатели свидетельствуют о том, что организм пациента не способен адекватно ответить на созданные наложенным пневмоперитонеумом условия, следует как минимум уменьшить внутрибрюшное давление. При наличии осложнений необходимо прежде всего снять пневмоперитонеум. 

В заключение хотелось бы еще раз подчеркнуть, что неоспоримые преимущества лапароскопической техники не являются абсолютным показанием к  назначению  именно этой процедуры. Никоим образом нельзя забывать, что часто анестезиологический риск при этих манипуляциях значительно превосходит риск операционный.

 



blog comments powered by Disqus


Рекомендации DAS

На нашем сайте выложен перевод рекомендаций Общества по проблемам трудных дыхательных путей, которые касаются вопросов ведения трудной интубации трахеи. Настоятельно рекомендуем для ознакомления.

Приглашаем к сотрудничеству

Русский Анестезиологический Сервер приглашает к взаимовыгодному сотрудничеству:

  • Кафедры анестезиологии-реаниматологии медицинских ВУЗов
  • Учреждения практического здравоохранения
  • Практикующих врачей, преподавателей, студентов

Область сотрудничества: публикация статей, методических материалов и книг; размещение объявлений на портале; участие в проведении научных исследований и многое другое.

Контакты »



Рассылка новостей сервера

Вы можете подписаться на рассылку новостей нашего сайта здесь. В рассылку включены новости сервера, а также новые материалы, публикуемые на сайте

По всем интересующим вопросам вы можете связаться с администрацией сайта посредством электронной почты admin@rusanesth.com или с помощью формы обратной связи на странице Контакты.


Поиск по сайту


Также для поиска информации на сайте вы можете воспользоваться картой сайта.