Выпуск #54 Богданов А.А.

British Journal of Anasesthesia , vol 94, No 2, February 2005

По непонятным причинам обе редакторские статьи совершенно неинтересны для практикующего врача, так что перейду сразу к оригинальным статьям.

Обзорная статья номера (A.W. Woods et al "Tracheal intubation without the use of neuromuscular blocking agents" pp 150-8) затрагивает вопрос, не так давно обсуждавшийся на нашем Форуме – интубация трахеи без применения мышечных релаксантов. Описываются и анализируются различные методики (летучие анестетики, опиаты) у разных групп больных.

Достаточно неожиданная работа опубликована специалистами из Нидерландов (I. Malagon et al "Gut permeability in paediatric cardiac surgery" pp 181-5), в которой идет речь о проницаемости кишечной стенки у больных детского возраста при кардиологических операциях. Вывод достаточно неожиданный и на мой взгляд имеющий значение для «рядовой» анестезилогической практики : проницаемость стенки кишечника у детей с врожденными пороками сердца повышена по сравнению с аналогичной возрастной группой здоровых детей. ИК оказывает влияние на этот показатель как морфологически, так и функционально.

M. Filipovic et al ("Effect of halothane, sevoflurane and propofol of left ventricular diastolic function in humans during spontaneous and mechanical ventilation" pp 186-92) представили работу, в которой изучали диастолические функции сердечной мышцы (другими словами – релаксацию) во время наркоза фторотаном, севофлюраном и пропофолом. Интересно, что оба летучих анестетика не оказывали влияния на диастолические показатели, в то время как пропофоло вызывал умеренно выраженные изменения. Авторы отмечают, что величина этих нарушений такова, что вряд ли приведет к клинически значимым изменениям.

Влияние гемодиализа на церебральную гемодинамику убольных с ХПН изучалось в работе H. Skinner et al ("Cerebral haemodynamics in patients with chronic renal failure: effects of haemodialysis" pp 203-5). На основании измерений скорости кровотока средней церебральной артерии авторы заключили, что гемодиализ вызывает значительное снижение скорости церебрального кровотока. В тоже время ауторегуляция церебральных сосудов и их реакция на уровень СО2 оставались нормальными.

D. Saal et al ("Effect of timing on the response to postal questionnaires concerning satisfaction with anaesthesia care" pp 206-10) опбуликовали довольно забавную на мой взгляд работу: они изучали влияние времени после операции на частоту ответов на опросники о качестве анестезии. Интервал варьировал от 1,5 до 9 недель после операции. Частота ответов прогрессивно снижалась с увеличением интервала. Так что если вы планируетет проводить такого рода опрос – имейте ввиду – оптимальный временной интервал – до 5 недель после операции.

Примерно такого же рода забавная работа опубликова J. F. Kinzl et al ("Influence of working conditions ob job satisfaction in anaesthetists" pp 211-5) – влияние условий труда на удовлетворение работой среди анестезиологов. Потрясающий вывод – для того, чтобы увеличить удовлетворение работой среди анестезиологов необходимо улучшать условия труда, увеличивать контроль анестезилогов за принятием решений, а также увеличить контроль анестезиологов за расписанием и интенсивностью собственного труда. Ну что тут скажешь!

Более серьезная стать опубликована A.R. Edouard et al ("Non-invasive assessment of cerebral perfusion pressure in brain injured patient with moderate intracranial hypertension" pp 216-21). Авторы исследовали возможности неинвазивного определения перфузионного давления головного мозга при ЧМТ с умеренно выраженной внутричерепной гипертензией. До настоящего времени инвазивное измерение ВЧД при помощи датчика, помещенного непосредственно в мозг, остается единственным методом, на основании которого можно судить (и регулировать) перфузионное давление мозга. Неинвазивное измерение в данной работе было основано на применении транксраниальной Допплеровской сонографии. Вывод: неинвазивная методика может использоваться для этой цели, но точность измерения варьирует в зависимости от степени внутричерепной гипертензии.

G.A. McLeod et al ("Is the clinical efficacy of epidural diamorphine concentration-dependent when used as analgesia for labour?" pp 229-33) провели работу по выяснению эффекта концентрации диаморфина на качество аналгезии в родах при эпидуральном введении. Другими словами, для обезболивания родов в эпидуральное пространство вводили одинаковое количество ( 3 мг) диаморфина в физрастворе, однако его концентрация различалась: либо большой объем инжектата (низкая концентрация), либо малый (высокая).

Авторы заключают, что во-первых диаморфин как соло-агент может быть использован для аналгезии родов, а во-вторых – действие его зависит от концентрации – при низкой концентрации (то есть – высокий объем инжектата) аналгезия варьировала и была несколько менее выраженной, нежели при высокй концентрации.

Anaesthesia vol 60, No 2, February 2005

И в этом номере журнала редакторская статья носит скорее политический, чем практический характер и не будет интересна никому, кроме скорее всего самого автора.

J. Klase et al ("Impact on postoperative pain of long-lasting pr-emptive epidural analgesia before total hip replacement: a prospective, randomised double blind study"pp 118-123) провели очередную работу на тему преэмптивной аналгезии. Суть ее состоит в определении влияния на послеоперационную боль эпидуральной аналгезии. Сравнивали две группы при операциях артропластики тазобедренного сустава. Контрольная группа получала эпидуральную непосредственно в предоперационном периоде, а изучаемая – за 11-20 часов до операции. Эффективность эпидуральной в обеих группах была одинаково адекватной. Послеоперационное обезболивание осуществлялось при помощи эпидуральной аналгезии, контролируемой пациентом. Результаты показали, что раннее начало эпидуральной аналгезии сопровождается снижением потребелния местного анестетика в послеоперационном периоде. Преэмптивная аналгезия существует?

В работе из Италии (F. Bilotta et al "Nefopam or clonidine in the pharmacologic prevention of shivering in patients undergoing conscious sedation for interventional radiology" pp 124-8) изучали применение фармакологических агентов для контроля дрожи у больных при проведении радиологических нейропроцедур. Суть работы состоит в том, что при проведении длительных инвазивных вмешательств в нейрорадиологии (типа введения спирали в аневризмы сосудов ГМ) дрожь пациента сопровождается ухудшением качества изображения, что усложняет процедуру и делает ее потенциально более опасной. Авторы применяли клонидин, нефопам и плацебо в качестве средств для контроля этого состояния. Авторы нашли, что оба препарата снижали частоту дрожи, но в группе нефопама потребовалось значительно меньшее количество вазоактивных препаратов для поддержания нормальных показателей АД. От себя должен заметить, что мы в своей практике просто согреваем больных и добавляем очень малое количество мидазолама – проблем с дрожью не встречали.

Интересная работа опубликована A. Davies et al ("Cost effectiveness of drotrecogin alfa (activated) for the treatment of severe sepsis in the United Kingdom" pp 155-62), в котрой авторы пытались проанализировать финансовую сторону внедрения дротрекогина альфа в практику лечения больных тяжелым сепсисом. Для финансового анализа использовали результаты уже ставшего знаменитым исследования PROVESS. Результаты довольно впечатляющие: 4600 фунтов стерлингов экономии на один успешный результат лечения, а при коррекции этих же показателей на год жизни после лечения – 6670 фунтов. Авторы заключают, что применение этого весьма дорогого препарата снижает стоимость лечения. Насколько эти результаты применимы в нашей практике – мне лично не совсем ясно.

Проблемы в акушерской анестезиологии никогда не сходят со сцены в Англии (правда, это вовсе не значит, что дела обстоят плохо, скорее наоборот). В одном из ранее опубликованных обзоров я говорил про проблемы с трудной интубацией и их влиянием на акушерскую анестезиологическую летальность в Англии – в этом номере K. Rahman, J. Jenkins опубликовали статью "Failed tracheal intubation in obstetrics: no more frequent, but still managed badly" pp 168-71, в которой авторы анализируют результаты за 5-летний период. Интересен вывод – чатота труднйо интубации остается такой же, как и ранее. Несмотря на введение в практику протокола по трудной интубации, его требования все еще не везде выполняются – что по мнению атворов и ведет к нежелательным результатам.

Продложаются публикации на тему мониторинга глубины анестезии. C. Tiren et al ("Clinical comparison of three different anaesthetic depth monitors during cardiopulmonary bypass" pp 189-93) провели клиническое сравнение трех различных методик мониторинга во время кардиоопераций с применением АИК. Исселедовались следующие мониторы: BIS, слуховые вызванные потенциалы AAI (Danmeter), Entropy (Datex-Ohmeda), которые использовались одновременно на 255 больных. Авторы указывают, что в 62% случаев показатели всех трех мониторов совпадали, в 33% - не совпадали, в 5% - показывали прямо противоположные результаты. Вывод – нужны дальнейшие исследования!

Архив [#1] [# 2] [# 3] [#4] [#5] [#6] [#7] [#8] [#9] [#10] [#11] [#12] [#13] [#14] [#15] [#16] [#17] [#18] [#19] [#20] [#21] [#22] [#23] [#24] [#25] [#26] [#27] [#28][#29] [#30] [#31] [#32] [#33] [#34] [#35] [#36] [#37] [#38] [#39] [#40] [#41] [#42] [#43] [#44] [#45] [#46] [#47] [#48] [#49] [#50] [#51] [#52] [#53]

 Последнее обновление 30 мая 2011 г. 23:49
Главный редактор Алексей Богданов alex@rusanesth.com
Все права защищены © 1998 - 2005 Русский Анестезиологический Сервер